В заповеднике мартеновских печей

В этом году Украина получила прекрасную возможность провести серьезную реформу и перейти на европейские методы регулирования природоохранного законодательства. Министерство охраны окружающей природной среды при поддержке Всемирного банка развернуло активную работу над соответствующим проектом.

       В его рамках разрабатывается “Концепция реформирования природоохранных разрешений” и проект Закона Украины “О системе природоохранных разрешений”. Непосредственное участие в создании этих документов принимает и наш донецкий специалист — руководитель информационно-аналитического центра УкрНТЭК Владимир Морозов, который возглавляет группу украинских консультантов.

       Новое природоохранное законодательство запретит промышленникам получать прибыль за счет здоровья людей. В этом году Украина получила прекрасную возможность провести серьезную реформу и перейти на европейские методы регулирования природоохранного законодательства. Министерство охраны окружающей природной среды при поддержке Всемирного банка развернуло активную работу над соответствующим проектом. В его рамках разрабатывается “Концепция реформирования природоохранных разрешений” и проект Закона Украины “О системе природоохранных разрешений”. Непосредственное участие в создании этих документов принимает и наш донецкий специалист — руководитель информационно-аналитического центра УкрНТЭК Владимир Морозов, который возглавляет группу украинских консультантов. — Сегодня промышленные предприятия вынуждены получать массу разрешительных документов, в том числе на выбросы в атмосферный воздух, сбросы сточных вод и размещение отходов, — рассказал “Панораме” Владимир Морозов. — Платятся огромные деньги за бумажные разрешения, хотя эффективность природоохранных мероприятий очень низкая. Под благовидными предлогами под обоснования закладываются общечеловеческие ценности — охрана природы, здоровье людей, а предприятие в любом случае остается виноватым. Например, по действующему законодательству Украины ни из одной заводской трубы не может идти выброс с концентрацией пыли более 50 миллиграммов на метр кубический, то есть никакого черного или серого дыма мы не должны видеть в принципе. Но в ряде производств такие требования выполнить совершенно невозможно. Например, если технология требует, чтобы температура в печи была порядка 1700-1800 градусов, оксиды всегда будут образовываться — и в большом количестве, потому что вокруг — воздух, который на 78% состоит из азота. Чтобы ликвидировать накопившиеся противоречия, Украина сейчас имеет возможность провести серьезную реформу и перейти на европейские методы регулирования, которые уже доказали свою эффективность. — В чем суть этой реформы? — Сейчас и шашлычные, и автозаправочные станции, и мелкие мастерские из двух заточных станков получают разрешение на выбросы по той же методологии, что и, скажем, “Азовсталь”. А в соответствии с европейскими нормами будет проводиться поэтапный переход к выдаче комплексных природоохранных разрешений — для крупной промышленности и упрощенному режиму выдачи — для малых и средних предприятий. В комплексном разрешении для крупного предприятия будут, прежде всего, анализироваться технологии, рассматриваться все аспекты производства, а не только результат его деятельности “на конце трубы”, как это делается сейчас. — То есть предприятию потребуется техническое переоснащение? Но вряд ли собственник добровольно пойдет на миллионные затраты. — Выдача комплексного природоохранного разрешения автоматически сопровождается проведением аудита, по результатам которого собственнику говорят об имеющихся недостатках. То есть, по идее, он сам должен быть в этом заинтересован. И, кстати, серьезные предприятия платят сотни тысяч евро за то, чтобы специалисты посмотрели их план технического перевооружения. Ведь грамотные менеджеры хорошо понимают выгоду от технического переоснащения, которая состоит, например, в уменьшении энергопотребления. А если внедряются передовые технологии, природоохранные вопросы решаются как бы сами собой. В обычной же практике чаще всего приходится слышать: “Как-нибудь справимся, мы все сами знаем”. И это при том, что существующие в Украине показатели энергопотребления и расхода сырья — это полная катастрофа. Они на сотни процентов хуже, чем в Европе, и на десятки — по сравнению с Беларусью и Россией. Поэтому реформа, как она задумана и как она уже действует на Западе, выгодна всем. — Европейские предприятия тоже занимаются техперевооружением, так сказать, из-под палки? — Там собственник поставлен государством в очень жесткие рамки. Например, если на коксо-химзаводе в Германии инспектор видит, что из люка коксовой батареи идет выбивание дыма, он идет на главный конвейер и останавливает его на 2 часа, а то, что устранение недочетов будет связано с миллионными убытками, — это проблема собственника. Там не позволяют получать прибыль за счет здоровья населения. Этот же механизм предполагается внедрить и у нас. А что мы имеем на сегодняшний день? Украина сейчас — заповедник мартеновских печей. Уже нигде в мире их практически не осталось: ни Индия, ни Китай, ни Россия уже не позволяют себе столь энергозатратное производство. Поэтому, когда речь идет о тяжелой промышленности, то один из первых вопросов — почему до сих пор работают мартеновские печи? Да еще и без всякой очистки, как в Донецке и Мариуполе. Нас ничем не удивишь — никаким абсурдом, а обывателю из Европы в такое поверить сложнее, чем в существование лохнесского чудовища. Конечно, это не означает, что эти печи нужно остановить в ближайший понедельник. Но практика постоянных пятилетних отсрочек, когда никто ничего не делает, должна прекратиться. Кстати, наш институт еще в 1964 году сделал проект газоочистки для мартеновских печей Донецкого металлургического завода. С той поры составлялась масса планов, но трубы так и дымят в 400 метрах от центрального универмага. Да и сейчас смог не дает дончанам дышать. Наверняка, если взять пробы воздуха по основным показателям содержания загрязняющих веществ, ПДК — зашкаливает. Теоретически, сегодня каждый житель Донецка мог бы обращаться с иском в суд. — А выиграть его можно? — Это, скорее, вопрос к юристам. Существует механизм государственного контроля качества атмосферного воздуха, Госкомгидромет на своих постах ежедневно дважды отбирает пробы, санстанция делает так называемые подфакельные замеры, Минприроды проверяет состав выоросив из источников загрязнения. Так что достаточно убедительно показать, из какой трубы идет загрязнение, не представляет особого труда. — Но прецедента, насколько нам известно, не было. Выходит, человек действительно ко всему привыкает? — В советское время мы дышали загрязненным воздухом, потому что нам говорили: “Вы же понимаете, какая международная обстановка — империализм поднял голову: нам нужна сталь для танков”. Сейчас — терпим по инерции. Хотя, по сути, делаем это ради того, чтобы кто-то получал прибыль. — А можно ли как-то повлиять на бизнес и заставить предприятия не отравлять окружающую среду? — Для того чтобы бизнес что-то стал делать в этом направлении, он должен получить соответствующий импульс. Если же ему позволяют делать деньги с выбросами в граммы, так оно и будет. А реформа, о которой я говорил выше, позволит повлиять на него однозначно. — Признаться, слабо верится, что эта реформа когда-нибудь начнет у нас действовать. Ведь закон должен быть проголосован в Верховной Раде, а как раз там и сидят “владельцы заводов, газет, пароходов”. — Мы, конечно, не можем надеяться, что новый Закон “О системе природоохранных разрешений” будет принят уже в этом году. Но думаем, нам удастся убедить депутатов в том, что новый подход к выдаче разрешительных документов по экологии на самом деле действительно выгоден всем. Для собственников предприятий он будет означать громадную экономию денег на проведение аудита, они получат подсказки, как вести бизнес, оставаясь конкурентоспособными. Сейчас вся беда в том, что существующие в Украине требования, как я уже говорил, во-первых, — противоречивы, во-вторых, — их зачастую невозможно выполнить, а они, прежде всего, должны быть разумными. И реформа, которую мы сейчас готовим, позволяет надеяться, что так оно и будет. Безусловно, любое промышленное производство всегда будет связано как с потреблением сырья, так и с определенными выбросами, загрязнением окружающей среды. И цель комплексных природоохранных разрешений — добиться компромисса, когда и социальный фактор, и состояние окружающей среды будут в некотором равновесии. Справка Основными загрязнителями атмосферного воздуха в Донецком регионе являются предприятия черной металлургии, угольной промышленности и тепловые электростанции, на которые приходится почти 83% всех попадающих в атмосферу вредных веществ. Лидерами по вредным выбросам являются Мариуполь (425,6 тыс. т. в год, или 26% по области), Донецк (168,9 тыс. т., или 10,3%), Макеевка (124,8 тыс. т., или 7,6%), Енакиево (66,1 тыс. т., или 4,04%). Согласно экспертной оценке ООН список самых экологически неблагополучных городов мира возглавляют Мариуполь и Кривой Рог. Традиционно вредные выбросы метпредприятий по уровню их токсичности значительно превышают выбросы любой другой загрязняющей отрасли Донецкой области (топливной, электроэнергетической, химической). Как следствие — около 60% населения региона проживает в зонах явного воздействия вредных выбросов основных и вспомогательных металлургических производств. Панорама (Донецк), 14 августа 2008 Светлана КОВАЛЬ

Темы: 
Теми: 
Оцінка: 
0
No votes yet