Первая мировая энергетическая война

                        Каменный век завершился не потому, что на планете закончилось камни. Газовая эра пройдет не потому, что закончится газ

После 2009 года «газовый мир» начал динамично меняться. Это становится понятно, если принять во внимание «русский фактор» в отношении Украины. Впрочем, даже несмотря на это, спрос на газ потерпел колебаний еще в 2008 году, когда стало «падать» совокупное промышленное производство.

Весомый восклицательный знак на глобальном энергорынке поставили США, ошеломив весь мир объемами добычи сланцевого газа и неприлично низкой его стоимостью. Как результат - значительные сдвиги на энергетическом рынке. Даже военную агрессию Российской Федерации в сторону Украины можно считать побочным следствием таких изменений. В чем же дело?

Не секрет, что для того, чтобы государство было успешным, а граждане - зажиточными, нужно выпускать конкурентоспособную продукцию. Это невозможно без затрат энергии и, соответственно, выбросов. Итак развитие цивилизации порождает не только возможности, но и кучу проблем. Если еще 100 лет назад экономисты оперировали понятием одного, ну максимум двух взаимосвязанных рынков, то в конечном итоге сегодня имеем как минимум три:

1 рынок товаров, работ, услуг

2 рынок энергоносителей

3 рынок выбросов

Больше всего нас будут интересовать два последних пункта.

Рынок выбросов - откуда растут ноги

С начала 60-х и до середины 80-х годов прошлого века накопилось множество научных фактов о глобальных изменениях климата. Оказалось, что исследуемые процессы имеют корреляцию непосредственно с человеческой деятельностью. Такая связь установили между сжиганием ископаемых углеводородов и выбросами парниковых газов. Чтобы отвлечь масштабные катастрофы, начали внедрять общественные инициативы. В частности, всемирно известным стал «Римский клуб» с одной из первых докладов «Пределы роста», подготовленной Массачусетским технологическим университетом в 1972 году.

Именно ради сохранения жизни на нашей планете в 1992 году под эгидой ООН состоялся саммит в Рио-де-Жанейро, где вопросу изменения климата оказали высокий приоритет на ближайшие десятилетия. Инициативы нашли отражение в так называемом Киотском протоколе (1997), где предусмотрен механизм управления квотами на выбросы парниковых газов. Таким образом появляется рынок торговли выбросами, что дает толчок развитию «зеленой энергетики». Формируются огромные фонды с миллиардными инвестициями в возобновляемые и альтернативные источники энергии. Можно было бы еще о многом интересном говорить, если бы не одно «но» - рынок углеродных выбросов на сегодня оказался в глубоком цейтноте. Это произошло вследствие преобладания «углеродных» предложений над спросом. Стоимость углеродной квоты уменьшилась в пять раз.

Уголь против газа

Но не только падение спроса на углеродные квоты снова изменило ориентиры на энергетическом рынке Европы. Знаменитая «сланцевая революция» и тут вставила свои «пять копеек». За падения стоимости газа в США с 450 $ за 1000 кубических метров газа в 100 $, электрогенерирующие мощности начали массово перево д ить с угля на газ. У американцев появился избыток дешевого угля, который хлынул в Европу. Более того, когда в 2000-х в Америке был дефицит газа, то, например, Катар активно разрабатывал одно из крупнейших газовых месторождений «Северный Парс» и строил терминалы и танкеры для сжижения и транспортировки газа. Вполне логично, что после начала добычи собственного сланцевого газа, сжиженный газ из Катара в Америке стал не нужен. Частично его транспортировали в Европу. Дешевый катарский газ стал поводом для судебных исков многих стран Европы к «Газпрому».

Хотя газ вдвое более экологически чистым угля топливом, и сравнительно высокая его стоимость по отношению к сегодняшней цене на уголь, плюс обесценение углеродных квот сделали свое дело. Европа массово переводит всю электрогенерацию на уголь.

Будет ли тепло в Украине?

Россияне, параллельно с массовыми публичными заявлениями о «братские» отношения, продолжают делать свои черные дела. Поэтому с высокой степенью вероятности можно утверждать, что газ в Украину во время этого зимнего сезона если и будет поступать, то в очень мизерных объемах.

И тут возникает два вопроса: «Сможем ли мы себя самостоятельно обеспечить теплом и электроэнергией?» И «Хватит самой Европе газа, чтобы поделиться с Украинской?».

Следует признать, что в наследство от СССР мы получили промышленную инфраструктуру и, наконец, и весь комплекс ЖКХ с чрезмерно большим энергопотреблением. Украина занимает первое место в мире по часткоюенергоносиив в ВВП, потребляя примерно 50 миллиардов кубических метров газа ежегодно. Из них собственной добычи - на уровне 20 миллиардов, которые и потребляет население. Как видим, сальдо не в нашу пользу.

Если рассмотреть газовый баланс Европы, то заметим, что излишков у них почти нет.

Так как более 30% газа Европа получает от России, то понятно, что больших резервов для поставки в Украину можно не ждать.

Выход для нас и европейцев один - это синхронный переход электрогенерирующих мощностей на уголь. И здесь ключевыми регионами не столько для Европы, сколько для Украины Донетчина и Луганщина. В Российской Федерации четко понимают, что без угля компенсировать энергетические потери в Украине - нереально. Кроме того, часть угля здесь мог бы закупать Европейский Союз. Поэтому продолжается варварское уничтожение русскими террористами всей инфраструктуры, связанной с добычей такого ценного энергетического ресурса.

Для решения вопроса необходимо приложить все усилия, чтобы в кратчайшие сроки успешно завершить активную часть АТО, провести масштабную разъяснительную и практическую работу по энергосбережению и энергоэффективности, ввести режим тотальной экономии и поиска альтернативных источников энергии.

Андриан Фитьо
эксперт

Источник

Оцінка: 
0
No votes yet