Как Украина выдает желаемое за действительное на международных климатических переговорах

Стране нужны не дополнительные квоты CO2 на продажу, а новая низкоуглеродная стратегия. Международные переговоры по глобальным климатическим проблемам не входят в топ новостей украинской прессы. Это вполне объяснимо, хотя наша политическая жизнь, особенно в предвыборный период, демонстрирует тренды, аналогичные изменению климата. Для одних бизнес-климат улучшается, для других наступают экстремальные погодные условия. И все это – не без антропогенного фактора. Но уверенность в завтрашнем дне отсутствует, поскольку баланс изначально нарушен и «климатическая» система неустойчива.

Это только одна из параллелей между глобальными климатическими изменениями и украинскими реалиями. Как известно, параллельные прямые если и пересекаются, то в бесконечно далеких точках. Такой точкой, похоже, стали для украинского правительства механизмы Киотского протокола. Это демонстрирует расследование журналистов Forbes.

Видимо, чтобы нивелировать негативный эффект, Госэкоинвестагентство, отвечающее за климатическое направление, выступило вчера генератором т.н. «позитивных новостей», сообщив, что украинская делегация добилась на международных переговорах в Бангкоке переноса избытка квот на выбросы парниковых газов с первого периода обязательств Киотского протокола, который начался в 2008-м и заканчивается в этом году, на следующий – второй период, который, по ожиданиям экспертов, продлится восемь лет – с 2013-го по 2020 год.
 
Новость была бы способна взорвать углеродный рынок, оборот которого уже сегодня оценивают в сотни миллиардов долларов с позитивным прогнозом. Была бы, если бы она соответствовала действительности.

Знатоки заклинаний

Никакого решения о переносе квот на выбросы по Киотскому протоколу ни по Украине, ни по любой другой стране в Бангкоке просто не могло быть принято – в силу формальных процедур: такие решения не принимаются ни в рамках неформальных встреч, ни на семинарах, которые входили в повестку нынешних переговоров.
 
Любопытно другое. В дискуссиях о судьбе Киотского протокола, кроме принципиального вопроса о его целесообразности, который очень деликатен и может стать предметом для аналитической статьи, есть два краеугольных камня. Первый – это перенос избытка квот с первого на второй период. Второй – количественные обязательства стран по сокращению выбросов во втором периоде протокола.

 

Если попросить юриста-международника пояснить, в чем проблема с переносом квот, он удивится – формально никакой проблемы и нет. Пункт 13 статьи 3 Киотского протокола позволяет каждой стране перенести неиспользованные квоты с одного периода на последующий без ограничений. И точка. Но в арсенале политиков и лоббистов устойчивого развития на этот счет есть свое мнение. Они оперируют такими магическими заклинаниями, как «экологическая целостность», «ответственность перед будущими поколениями» и т.д. – и с их помощью противостоят любым аргументам юристов. Есть и еще одна группа, из страны-мирового поставщика ширпотреба, у которой есть свое контрзаклинание – «историческая ответственность».
 
И обе группы, в которые входят крупнейшие геополитические игроки, сходятся в одном: переносить квоты нельзя.
Дело в том, что около 3/4 всего избытка квот на выбросы, которые были распределены в первом периоде Киотского протокола, приходится на такие страны как Россия, Украина и Беларусь. Это – 10 млрд тонн СО2, объем, который превышает выбросы всех стран ЕС-27 в течение двух лет. Наличие такого объема квот у трех стран полностью нивелирует цель ЕС сократить выбросы на 20% к 2020 году. И у Украины ни много ни мало 2,3 млрд тонн из этих 10 млрд.
 
Казалось бы, в чем проблема – глобальному климату (не экономическому) все равно, кто сократил выбросы – ЕС, Украина или Китай. Но если климату все равно, то переговорщикам и политикам – нет. Они прекрасно понимают, что и России, и Украине этот избыток квот во втором периоде протокола будет нужен не для покрытия собственных выбросов. Он будет нужен для спекуляций.
 

Украина – не в формате

Обсуждать перенос квот сам по себе было бы нелогично. Следует вернуться ко второму краеугольному камню переговорного процесса о судьбе Киотского протокола – к количественным обязательствам стран по сокращению выбросов во втором периоде протокола. До мая участники второго периода протокола должны были подготовить свои предложения о так называемых количественно определенных целях по ограничению и сокращению выбросов (QELRO). Но Украина свои предложения презентовала только на переговорах в конце августа, да и то в «неформате».

Суть желаний Украины сводится к тому, чтобы в 2013-2020 гг. ее среднегодовые выбросы составляли 960 млн тонн – в 2,5 раза больше выбросов 2010 года
 

На сайте секретариата РКИК ООН обнародована официальная позиция нашей страны, с которой она выступает с 2008 г.. Ее суть – сокращение выбросов ПГ на 20% к 2020 году по отношению к уровню 1990 г.
 
Но минус 20% – это около 740 млн тонн СО2-выбросов в 2020 г. Между тем, в 2010 г. выбросы в Украине составляли около 380 млн тонн СО2. А с учетом такого желанного киевскими чиновниками переноса на второй период упомянутых 2,3 млрд тонн, среднегодовые выбросы Украины за период 2013-2020 г. должны будут достичь примерно 960 млн тонн – в 2,5 раза больше выбросов 2010 года.

 

На официальном сайте Агентство пафосно рапортует, с каким одобрением международная общественность восприняла презентацию Украины о ее количественных целях по ограничению и сокращению выбросов (QELRO) во втором периоде протокола. Хотелось бы в это верить, если бы не одна досадная нестыковка – официальная позиция нашей страны вообще не содержала QELRO во втором периоде.

 

Возникает закономерный вопрос: кто в нынешних политических реалиях согласится сделать подарок Украине в виде неограниченного переноса квот или низких ограничений на выбросы во втором периоде?
 
Та же история – и с монетизацией избыточных квот Украины, о которой полтора месяца тому поспешили заявить представители правительства по результатам встреч с комиссарами Евросоюза. В неформальных беседах с экспертами участники встреч с европейской стороны даже сам факт такой дискуссии отрицают. Влияет ли на переговорный имидж Украины такая дезинформационная кампания со стороны отраслевого руководящего органа? Несомненно.

 

Вариантов выхода из ситуации с переносом квот много, и все они озвучены в ходе переговоров предыдущих лет. Это и радикальный отказ от переноса квот, и частичное ограничение переноса, и невозможность продажи перенесенных единиц и др. Но вне зависимости от принятого решения, оно должно быть обосновано, и не неадекватными 20% снижений к 2020 году, которые принимались на основании провалившейся Энергостратегии Украины до 2030 года еще в 2006-2007 годах. Параллельно с пересмотром Энергетической стратегии необходимо провести обоснование более реалистичных и амбициозных целей по сокращению выбросов.

 

В мире формируется устойчивое мнение, что Украина подменяет истинные цели РКИК ООН и Киотского протокола дешевой распродажей национального достояния, каковым, по сути, является квота на выбросы. И все это с подачи Госэкоинвестагентства, которое должно формировать национальную и международную политику в климатической сфере.
 
Украине нужна новая модель развития, которая основана на парадигме низкоуглеродного развития экономики страны. Такая модель нужна не в виде декларации, красивой картинки или для продажи «иностранному инвестору», а для внутреннего потребления, поскольку это вопрос выживания экономики страны в ближайшем будущем. Просто с Киотским протоколом реализовать ее будет надежнее, а при грамотном подходе и легче, если собственной политической воли не хватит.


Алексей Хабатюк
руководитель Фонда экологических целевых инвестиций

Джерело: Forbes Украина
 

Оцінка: 
0
No votes yet